Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Грамотное общение на любые темы

Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Сообщение Элси Р. » 26 ноя 2017, 17:33

Давайте лучше займемся общественно полезной деятельностью. Всё больше толку будет.

Все последующие материалы (за исключением моих комментариев) взяты отсюда: http://padaread.com/?book=209928&pg

=============================================================================================

Эпиграф
Изображение
"Последний ход был черных, Ватсон. Каким был этот ход? И каким был последний ход белых"?

ЗАМЕЧАНИЕ ДЛЯ ШАХМАТНОГО ДЕТЕКТИВА

Предположим, я сказал вам, что при наличии следующей позиции ни одна пешка никогда не достигала восьмой горизонтали. Вы поверите мне?

Изображение

Вам не следует мне верить, так как сказанное мною логически невозможно. И вот почему.
Прежде всего, во всех задачах этой книги поля (квадраты) шахматной доски обозначаются буквой и цифрой. Например, в указанной позиции белый король находится на поле f2, черный король - на поле е8, белый слон на поле g3, черный ферзь - на поле с6, а белые пешки - на полях b2 и d2.
Так как же белый слон мог попасть на g3 со своего исходного поля с1, если пешки никогда не покидали поля b2 и d2, препятствуя его ходу? Единственная возможность состоит в том, что слон, не сделав ни одного хода, был взят на с1, а затем в слона, стоящего теперь на g3, была превращена пешка, достигшая восьмой горизонтали. (Помимо всего прочего, проходная пешка не обязательно должна превращаться в ферзя, ее можно превратить в ладью, слона или коня). Следовательно, утверждение о том, что ни одна пешка никогда не достигала восьмой горизонтали просто абсурдно.
Данная задача, как и задача с обложки (я ее обозначил как эпиграф_Прим.С.Нихто), является простым примером задач того типа, который рассматривает Шерлок Холмс в этом замечательном манускрипте. Такие проблемы относятся к области, известной под названием ретроспективного анализа. В отличие от более знакомого типа шахматных задач (связанных с числом ходов, приводящих в выигрышу белых) эти задачи связаны только с прошлой историей шахматной партии. Разнообразие вопросов, возникающих в таких задачах, просто удивительно. Например, можно показать позицию, в которой одна из фигур отсутствует (или представлена монетой, лежащей на одном из полей), и задача состоит в том, чтобы определить, что это за фигура. Из заданной позиции можно также заключить, что одна из фигур на доске получена превращением проходной пешки, но невозможно сказать, какая именно. (Разумеется, возможна позиция, в которой нельзя определить даже цвет такой фигуры).
Как мы увидим далее, можно даже доказать, что в определенной позиции белые получают мат в два хода, но, в то же время, невозможно этот мат показать! Каким бы невероятным это ни казалось, это верно.
Такие задачи являются увлекательным методом изучения чисто дедуктивных рассуждений. Можно сказать, что они лежат на границе между логикой и шахматами (фактически, они иногда называются задачами по логике шахмат). Они носят явный психологический оттенок детективных историй и, естественно, очень привлекательны для Холмса. Разумеется, это единственный тип шахматных задач, к которому он проявлял какой-то интерес. Нам очень повезло - блестящее изложение Холмсом всего данного предмета в части 1 настолько ясно, что любой читатель, знающий, как ходят шахматные фигуры, может свободно следовать его объяснениям шаг за шагом. Достигнув части 2, он во многом станет экспертом по данному типу рассуждений и будет готов помочь Холмсу найти зарытые сокровища капитана Мэрстона путем ретроспективного анализа, а также открыть странную тайну двойного убийства.
Это большая наша удача, что Холмс был адептом шахматных задач упомянутого типа. Если бы, в частности, он не смог решить одну из них (вы увидите, какую именно), данный манускрипт никогда бы не обрел бы свою форму, так как Холмс стал бы жертвой дьявольской схемы Мориарти и потерял бы свою жизнь еще до встречи с доктором Ватсоном.

Реймонд М. Смаллиан
Элка Парк, Нью-Йорк
Февраль 1979 г.
Последний раз редактировалось Элси Р. 11 дек 2017, 00:34, всего редактировалось 2 раз(а).
"Снова бьются стёкла..." (с)
"Пшел вон, алкаш" (с) Helena
"А на земле всей был БЫ мир - но если главный командир..." (с)
Аватар пользователя
Элси Р.
 
Сообщений: 10904
Зарегистрирован:
09 дек 2010, 21:24

Re: Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Сообщение Элси Р. » 26 ноя 2017, 20:57

Часть 1. ШЕРЛОК ХОЛМС ЗА ШАХМАТНОЙ ДОСКОЙ

Глава 1. ВОПРОС НАПРАВЛЕНИЯ

- А не зайти ли нам в шахматный клуб? - заметил Холмс однажды после полудня.
- Да что вы, Холмс! - воскликнул я в изумлении. - Я и не знал, что вы энтузиаст шахмат!
- Не в общепринятом смысле, - засмеялся он. - Я не очень интересуюсь шахматами как игрой - ведь меня мало привлекают игры вообще.
- Но что же такое шахматы, если не игра? - удивленно спросил я.
Лицо Холмса стало серьезным.
- Бывают случайные шахматные позиции, Ватсон, озадачивающие аналитический ум не меньше любой ситуации, возникающей в реальной жизни. Более того, я считаю их не менее ценными, чем известные мне упражнения по развитию сил чистой дедукции, столь существенных для действий в ситуациях реальной жизни.
- Объясните подробнее, - с интересом попросил я.
- Я имею в виду следующее, Ватсон. В реальной игре взоры обоих игроков полностью сосредоточены на будущем. Каждый из них пытается контролировать это будущее так, чтобы извлечь пользу для собственной позиции. Также и в большинстве обычных шахматных задач - белые начинают и выигрывают за столько-то ходов - всё сосредоточено на достижении такого контроля над будущим. Однако, хотя я и с глубочайшим уважением отношусь к лучшим задачам этого типа (многие из них действительно являются гениальными произведениями искусства!), применяемые в них стратегии, какими бы умными они ни были бы, вряд ли могут найти какое-то применение в моей работе.
- Боюсь, что я еще не всё понимаю, - сказал я.
- На шахматной доске есть определенные позиции, - пояснил Холмс, - которые абсолютно не интересны игроку в шахматы как в игру - не интересны в плане будущих исходов - но весьма интересны тем, что позволяют узнать, что должно было произойти в прошлом.
- Вы можете привести пример, Холмс? - спросил я с возрастающим любопытством.
- В другой раз, - сказал Холмс, поднимаяс. - Сейчас я действительно намерен совершить прогулку в шахматный клуб. Почему бы вам не пойти со мной, Ватсон? Кто знает, возможно, мы столкнемся с реальной ситуацией, иллюстрирующей суть моих слов.
Я счел это хорошей идеей, взял свою шляпу, и мы вместе медленным шагом отправились в шахматный клуб. Он был пуст, если не считать двух посетителей: полковника Мэрстона, которого мы прекрасно знали, и утонченного, интеллигентного вида, джентльмена с очень приятными и забавными манерами.
- Ну что же, Холмс, - сказал Мэрстон, поднимаясь со своего места за шахматным столиком (подчеркивание мое - Прим. С.Нихто), - позвольте представить вам и доктору Ватсону моего очень дорогого друга, сэра Реджинальда Оуэна. Мы только что закончили восхитительно причудливую и эксцентричную партию. Игра была абсолютно свободной для обеих сторон, но, разумеется, шла полностью в рамках правил.
- Как я вижу, - заметил Холмс, - позиция была такой.

Изображение

- Как это получается, Мэрстон, - продолжал Холмс, - всякий раз, когда я вижу вас за шахматной доской, оказывается, что вы играете белыми?
В ответ Мэрстон рассмеялся, но внезапно его лицо стало серьезным.
- Однако, Холмс, - сказал он, - откуда вы знаете, что я играл белыми? Я уверен, что последний ход был сделано до того, как вы с Ватсоном вошли в комнату. Так как вы можете об этом знать?
- Возможно, - сказал сэр Реджинальд с несколько озорной улыбкой, - он знает об этом просто потому, что в вашей руке зажата белая фигура.
- Я не считаю это доказательством, - запротестовал я. - Может быть, он держит в руке взятую фигуру противника?
- Фактически, - засмеялся Холмс, - мысль сэра Реджинальда превосходна. Я заметил, что когда игрок в ходе партии без толку поглаживает рукой шахматную фигуру, в девяти случаях из десяти это его собственная фигура.
- Почему так происходит? - спросил я.
- Трудно сказать, Ватсон; я думаю, что здесь дело в бессознательной вежливости. Человек испытывает естественное психологическое нежелание держать в руках фигуры своего противника. Однако, мое утверждение основано вовсе на на этом, так как полковник Мэрстон разжал свою руку только после замечания сэра Реджинальда; следовательно, я не видел, какого цвета фигуру держит Мэрстон. Даже если бы я и видел, мой вывод был бы только вероятностным, и я не сказал бы так уверенно Мэрстону, что он играл белыми. В данном случае мой вывод был намного более определенным; я точно знал, что Мэрстон играл белыми.
- Но как вы это узнали? - спросил полковник Мэрстон.
- Я уверен, сэр, что вы получите больше удовольствия, решив эту загадку самостоятельно, - ответил Холмс, весело подмигнув ему. - На днях я намерен снова встретиться с вами, Мэрстон, и если вы к этому времени не решите ее, я буду рад сообщить вам ответ. Однако я опасаюсь, что вы будете разочарованы ее простотой!
Мэрстон и сэр Реджинальд активно занялись задачей и стали обсуждать между собой весь широкий круг возможных ответов. Вскоре мы ушли, пожав руку нашему новому знакомому сэру Реджинальду.
- Холмс, - сказал я, когда мы вышли на улицу, - меня мучит любопытство. Как всё-таки вы узнали?
- Мы спокойно обсудим это сегодня вечером за шахматной доской. А сейчас, что вы скажете о посещении Музея, а затем хорошего обеда в Агосино?

==

Спустя несколько часов мы уже уютно расположились в гостиной на Бейкер-Стрит. Холмс был в своем любимом халате и курил свою любимую трубку.
- Не правда ли, какое приятное совпадение, - с тихим смехом сказал он, - что вскоре после нашего довольно абстрактного разговора после полудня мы столкнулись с ситуацией, подлежащей ретроспективному анализу?
- Ретроспективный анализ? - спросил я. - Что это такое?
- Да то самое, что мы обсуждали! Вы поняли, откуда я узнал, что Мэрстон играл белыми?
- О, нет, - ответил я. - Я применял все методы, которым вы меня обучали, проверил всю комнату, но так и не нашел единственного ключа к разгадке!
Холмс расхохотался.
- Всю комнату, Ватсон, всю комнату! А не проверили ли вы заодно и всю остальную часть здания?
- Мне это не пришло в голову, - кротко признался я.
- Мой дорогой Ватсон, - еще громче смеялся Холмс, - понимаете ли, я просто шучу. Необходимо было осмотреть не всё здание, не всю комнату, и даже не стол и не игроков, а только шахматную доску.
- Шахматную доску? Что же особенного в шахматной доске?
- Да позиция, Ватсон, позиция! Не помните ли вы что-нибудь особенного в этой позиции?
- Я действительно помню, что она показалась мне весьма необычной, но я не вижу, как из этого можно заключить, что Мэрстон играл белыми?

Устал, пойду на перекур. А вы можете пока попробовать поразгадывать загадку.
Только просьба: ответы и размышления пишите не здесь, а в теме Шахматы. Спасибо!
"Снова бьются стёкла..." (с)
"Пшел вон, алкаш" (с) Helena
"А на земле всей был БЫ мир - но если главный командир..." (с)
Аватар пользователя
Элси Р.
 
Сообщений: 10904
Зарегистрирован:
09 дек 2010, 21:24

Re: Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Сообщение Элси Р. » 26 ноя 2017, 23:42

Лицо Холмса залилось румянцем.
- Давайте снова установим эту позицию, - сказал он, восстанавливая позицию, которую мы увидели в клубе. - Не могли бы вы теперь сказать, на какой стороне белые, а на какой черные?

Изображение

Я долго и внимательно смотрел на доску, но не мог найти никакого ключа к ответу.
- И это пример того, что вы называете ретроспективным анализом? - спросил я.
- Прекрасный пример, - ответил Холмс, - хотя и элементарный. Да перестаньте, неужели вы не видите хоть какого-нибудь ключа к разгадке?
- Не вижу, - грустно сказал я. - На первый взгляд кажется, что белые на нижней стороне доски. Но это поверхностное заключение! Ясно, что игра в эндшпиле, а в этой стадии король часто оказывается на противоположной части доски. Поэтому, в действительности белые могут быть на любой стороне.
- Ничто в этой позиции не привлекает ваше внимание, Ватсон? - безнадежно спросил Холмс.
Я снова посмотрел на доску.
- Я полагаю, Холмс, здесь есть одна особенность, которая могла бы привлечь внимание любого, а именно: черному королю объявлен шах слоном. Однако я не вижу, какое отношение это имеет к стороне расположения белых.
Холмс победно улыбнулся.
- Самое прямое отношение, Ватсон. Именно здесь вступает в действие ретроспективный анализ! В ретроанализе (сокращение термина "ретроспективный анализ") необходимо тщательно исследовать прошлое. Именно прошлое, Ватсон! Поскольку черным объявлен шах, каким же мог быть последний ход белых?
Я снова посмотрел на доску и ответил:
- Ну это вполне мог быть ход пешкой с е4 на е5, открывающий шах со стороны слона. Из этого, конечно, следует, что белые играют на нижней стороне доски. Однако они могут быть и на верхней стороне, и в таком случае, их последним ходом был ход пешкой с d5 на d4. Я не вижу оснований для выбора одной из этих возможностей.
- Очень хорошо, Ватсон, но если было бы истинным ваше утверждение о том, что последним был ход одной из пешек на d4 или е5, то каким мог быть ход черных непосредственно перед этим?
Я снова посмотрел на позицию и ответил.
- Очевидно, что ход королем, так как это единственная черная фигура на доске. Он не мог двигаться с полей b8 или b7, значит, он двигался с а7, уходя из-под шаха.
- Это невозможно! - воскликнул Холмс. - Находясь на этом поле, он был бы под двойным шахом со стороны белого ферзя и слона, стоящего на с5. Получается, что белые объявляли шах ферзем, когда черный король уже был под шахом со стороны слона, или шах слоном, когда черный король уже был под шахом со стороны ферзя. В ретроспективном анализе такой невозможный шах известен под названием "воображаемый шах".
После короткого размышления я понял, что Холмс прав.
- Тогда, - заявил я, - данная позиция просто невозможна!
- Вовсе нет, - засмеялся Холмс, - просто вы не рассмотрели все возможности.
- Однако, Холмс, вы сами только что доказали, что у черных нет возможности для последнего хода.
- Ничего подобного я не доказывал, Ватсон!
При этом я почувствовал легкое раздражение.
- Перестаньте, Холмс, только что, к моему полному удовольствию, вы доказали, что у черного короля нет возможности для последнего хода.
- Правильно, Ватсон, я доказал, что у черного короля нет возможности для последнего хода, но это вряд ли доказывает, что у черных нет возможности для последнего хода.
- Однако король - единственная черная фигура на доске! - воскликнул я.
- Единственная черная фигура на доске сейчас, - поправил меня Холмс, - но это не значит, что он был единственной черной фигурой непосредственно перед последним ходом белых!
- Конечно, - ответил я, - какая глупость с моей стороны! Белые своим последним ходом могли взять черную фигуру. Однако, - добавил я еще более озадаченно, чем прежде, - ни одна из белых пешек не могла взять фигуру противника своим последним ходом!
- А это доказывает, - смеялся Холмс, - что ваше утверждение о том, что последним ходом белых был ход одной из двух упомянутых пешек, просто неверно.
- Неверно! - воскликнул я, сбитый с толку. - Почему?
И тут меня осенило! (осенило, блин, его! Извините, не удержался_Прим.С.Нихто)
- Конечно! - заявил я тоном победителя. - Теперь мне всё ясно! Как глупо, что я так долго этого не понимал! Последним своим ходом белая пешка с g2 взяла черную фигуру на h3. Тем самым одновременно был объявлен шах королю и взята фигура, и именно этой фигурой - какой бы она ни была - черные сделали свой последний ход.
- Неплохая попытка, Ватсон (Холмс молодчик, глаголом так и жжОт! Опять не удержался. Сорри!_Прим.С.Нихто), но я боюсь, что такого быть не могло! Если бы белая пешка была на g2, как белый слон мог попасть на h1?
Опять загадка! Тогда я сказал:
- Действительно, Холмс, - теперь я полностью уверен, что данная позиция просто невозможна!
- Действительно? Ну-ну! (Переводчик очевидно сериал "Солдаты" много смотрел_Прим.С.Нихто) Это лишь еще один пример того, о чем я часто говорил: "Убеждение, каким бы твердым оно ни было, не всегда гарантирует истину".
- Но ведь мы исчерпали все возможности! - заявил я.
- Оказывается, все, кроме одной, Ватсон, - единственной правильной возможности.
- Мне кажется, что мы действительно рассмотрели каждую возможность. Я уверен, что мы доказали, что данная позиция невозможна!
Выражение лица Холмса стало серьезным.
- Логика, - сказал он, - это самая утонченная, самая хрупкая вещь. Какой бы мощной она ни была при правильном применении, малейшее отклонение от строгого рассуждения может иметь самые разрушительные последствия. Вы говорите, что можете "доказать" невозможность данной позиции. Хотел бы я посмотреть, как вы попытаетесь дать полностью строгое доказательство этого факта. Полагаю, что при этом вы сможете обнаружить собственную ошибку.
- Очень хорошо, - согласился я, - тогда давайте снова рассмотрим возможности одну за другой. Мы или, скорее, вы доказали, что пешки на d4 и е5 не могли ходить последними. Правильно?
- Абсолютно.
- Точно так же и пешка, стоящая на h3?
- Правильно.
- Разумеется, слон, стоящий на h1, не мог ходить последним.
- Тоже верно.
- Конечно, стоящий на с5 второй слон, а также ферзь, не могли ходить последними. И уж, конечно, белый король не мог ходить последним!
- Пока я полностью согласен с вами.
- Ну, тогда доказательство завершено! Ни одна из белых фигур не могла сделать последний ход!
- Неверно! - с триумфом воскликнул Холмс. - Оно завершено, но не логично!
- Минуточку, - воскликнул я, уже выходя из себя, - я же объяснил ситуацию для каждой белой фигуры на доске!
- Да, - сказал Холмс, которого очень забавляло мое замешательство, - но не для фигур вне доски.
Здесь я уже начал сомневаться в том, что я в своем уме (какая шикарная фраза!_Прим.С.Нихто).
- Однако, Холмс, - крикнул я в полном отчаянии, - поскольку последний ход был белых, фигура, которой они ходили, должна быть на доске, так как черные еще не успели взять ее! Знаете ли, фигуры не уходят с доски сами!
- Неверно, - сказал Холмс, - и в этом заключена вся ваша ошибка!
Я заморгал и встряхнулся, чтобы убедиться в том, что не сплю, и, контролируя каждое свое слово, спокойно и медленно сказал:
- Вы честно говорите мне, Холмс, что в шахматной игре фигура может покинуть доску, не будучи взятой?
- Да, - ответил Холмс. - Есть один и только один тип фигур, которые могут делать это.
- Пешка! - сказал я с глубоким вздохом облегчения. - Конечно, пешка, достигшая восьмой горизонтали, заменяется фигурой. Но я не понимаю, чем это может помочь нам в данной ситуации. Ведь ферзь не стоит на восьмой горизонтали независимо от того, в каком направлении идут белые.
- Есть ли в шахматах правило, согласно которому достигшая восьмой горизонтали пешка должна заменяться именно ферзем? - спросил Холмс.
- Нет, - ответил я, - ее можно заменить ферзем, ладьей, слоном или конем. Однако чем это может помочь нам в данном случае?.. Привет, конечно же! Она могла быть заменена слоном на h1, а это значит, что белые находились на верхней стороне доски. Но каким образом остается возможность последнего хода для черных? О, я понял! Проходная белая пешка была на g2 и взяла на h1 черную фигуру, которая перед этим и сделала свой последний ход. Следовательно, белые обязательно должны быть на верхней половине доски!
- Очень хорошо, Ватсон, - сказал Холмс с теплой улыбкой.
- Однако вот что меня беспокоит. Почему белые поставили на доску слона, если они могли получить второго ферзя?
- Ватсон, - очень обстоятельно ответил Холмс, - этот вопрос относится к психологии и вероятности, но никак не к ретроспективному анализу, имеющему дело не с вероятностями, а только с абсолютными определенностями. Мы вовсе не предполагаем, что игрок играл хорошо, а предполагаем только то, что он играл по правилам. Значит, каким бы невероятным ни выглядело то, что данный ход был сделан, если никакой другой ход не возможен, то этим ходом должен быть тот, который фактически был сделан. Как я неоднократно говорил вам, что если исключить невозможное, то остальное, каким бы невероятным оно ни казалось, должно быть истиной.
"Снова бьются стёкла..." (с)
"Пшел вон, алкаш" (с) Helena
"А на земле всей был БЫ мир - но если главный командир..." (с)
Аватар пользователя
Элси Р.
 
Сообщений: 10904
Зарегистрирован:
09 дек 2010, 21:24

Re: Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Сообщение Элси Р. » 27 ноя 2017, 00:39

Глава 2. ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЙ ВАРИАНТ

Если я слишком длинно и подробно (действительно! Я замаялся печатать_прим.С.Нихто) изложил каждую деталь описанного выше происшествия, то сделал это исключительно для пользы читателя, являющегося абсолютным новичком в области шахматного расследования. Именно таким я и был тогда. По мере того, как я становился всё большим знатоком рассуждений этого типа, Холмс мог давать мне всё более краткие объяснения решений этих увлекательных задач.
Два дня спустя нас с Холмсом ждал приятный сюрприз - неожиданный визит полковника Мэрстона и нашего нового знакомого, сэра Реджинальда. Мы всегда были рады видеть полковника Мэрстона, самого находчивого и занятного человека, а сэр Реджинальд нравился нам тем больше, чем лучше мы его узнавали.
С удовольствием глотнув согревающего бренди, Мэрстон сказал:
- Нам не потребовалось много времени, Холмс, чтобы разгадать вашу маленькую мистификацию. Разумеется, наша заслуга невелика, так как игроками были мы. Ведь именно я сделал весьма неортодоксальный ход, заменив проходную пешку на слона. Однако нам понадобилось немного подумать, чтобы понять, что, с точки зрения той позиции, никакой другой ход был невозможен.
- Я знал, что вы сможете это понять, Мэрстон, - розовея от удовольствия, сказал Холмс, - я знал, что вы сможете! А сейчас, джентльмены, я хотел бы рассказать вам о курьезном совпадении. Позиция, которую я увидел в вашей партии с сэром Реджинальдом, поразительно похожа на позицию, которую я видел два года назад в одном из клубов Калькутты.
Холмс расставил на доске фигуры следующим образом:
Изображение
- Как вы видите, джентльмены, разница лишь в том, что пешка находится на d6, а не на е5. Однако этого маленького различия достаточно, чтобы было абсолютно невозможно определить, на какой стороне играют белые.
Мы смотрели на доску с большим любопытством. Мэрстон заговорил первым.
- Я действительно не понимаю, Холмс, какое отношение к делу имеет это изменение. Единственно возможный последний ход белых - это взять пешкой черную фигуру с g2 на h1 и превратить пешку в слона.
- Нет, Мэрстон, это возможный ход белых, но не единственный. Увидев эту позицию, я сразу же подумал так же, как и вы, и готов был удивить игроков, сказав им, на какой стороне были белые, но внезапно я понял, что существует другая столь же реальная возможность. К счастью, когда один из игроков, уже готов был убрать с доски фигуры, я успел спросить его: "Сэр, заменялась ли в этой партии пешка на фигуру?" Его руки остановились, он повернулся ко мне и сказал: "Нет, но почему вы спрашиваете?" - "Потому, - ответил я тоном победителя, - что в таком случае вы должны были играть белыми!" Оба джентльмена удивленно посмотрели на меня, но их удивление превратилось в изумление, когда я сказал, как я это узнал.
Мы смотрели на доску с еще большим интересом, чем раньше. Мэрстон снова заговорил:
- Я этого не понимаю, Холмс, действительно не понимаю! Поскольку превращение пешки в фигуру не было последним ходом белых, они должны были ходить одной из пешек - d4 или d6. Но в любом из этих случаев последний ход черных был бы невозможен!
- Нет, Мэрстон, нет, - ответил Холмс. - Конечно, свой последний ход белые сделали одной из этих пешек. Я даже подсказываю вам, что они пошли пешкой, стоящей на d6.
- Однако, - сказал Мэрстон, - эта пешка должна была перейти с d5, открывая шах слоном с h1. Тогда как же мог черный король ходить перед этим? Он мог переместиться только с а7, что предполагает воображаемый шах!
В это мгновение заговорил сэр Реджинальд.
- Блестяще, мистер Холмс, действительно блестяще! Теперь я понял! Белые пошли пешкой не с d5, а с е5, взяв стоявшую на d5 черную пешку на проходе! Разумеется, эта пешка предыдущим ходом была передвинута с d7. Перед этим белые пошли пешкой с е4 на е5, объявив шах. А перед этим черные увели короля с а7 от шаха - слоном, стоящим на с5, но не ферзем на е7, поскольку черная пешка тогда еще была на d7.
- Боюсь, что мне трудновато следовать вашим рассуждениям, - заметил я. - Не могли бы вы повторить всё это?
- Ну, конечно, - ответил сэр Реджинальд. - Несколько ходов назад позиция была примерно такой.
Изображение
Затем он сделал следующие ходы, приведшие партию к показанной Холмсом позиции:
1. Сс5+ Кра8 2. е5+ d5 3. ed (на проходе).
Именно так Холмс узнал, на какой стороне какого цвета были фигуры.
"Снова бьются стёкла..." (с)
"Пшел вон, алкаш" (с) Helena
"А на земле всей был БЫ мир - но если главный командир..." (с)
Аватар пользователя
Элси Р.
 
Сообщений: 10904
Зарегистрирован:
09 дек 2010, 21:24

Re: Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Сообщение Элси Р. » 30 ноя 2017, 18:38

Глава 3. МАЛЕНЬКОЕ УПРАЖНЕНИЕ

Спустя несколько дней, я провел наедине с Холмсом памятный вечер, в течение которого я узнал о ретроанализе, может быть, больше, чем в любом другом случае. Я живо интересовался этим предметом и начал с вопроса.
- Скажите, Холмс, все ли ретроспективные задачи включают в себя финальную матовую позицию?
- О, нет, - ответил он, - большинство из них, как оказывается, не включает в себя такую позицию.
Затем я спросил, всегда ли вопрос заключается в том, на какой стороне какого цвета фигуры играют.
- Ну разумеется, нет. Этот вопрос вообще встречается крайне редко! (по умолчанию ВСЕГДА подразумевается, что белые внизу, а черные наверху. Для возможности вообще возможности переворота доски обязательно должен быть намек об этом в самом вопросе_Прим.С.Нихто_а лихо я два раза подряд "возможности" сказал и хрен филологически придерешься) Позвольте мне задать маленькое упражнение для иллюстрации ситуации более обычного типа (рис.5)
Изображение
- Я назвал этот пример "упражнением", Ватсон, поскольку он слишком прост для того, чтобы обозначать его словом "задача". Как вы видите, ни одной из сторон не объявлен не только мат, но даже шах. Известно, что белые находятся с нижней стороны. Вопрос: если черные ходили последними, какой это был ход? И каким был последний ход белых? (собственно, задача из Эпиграфа_Прим.С.Нихто)
Я немного подумал и сказал:
- Извините, Холмс, что я такой плохой ученик, но ситуация опять кажется мне невозможной! Очевидно, что черные только что ушли от шаха с поля а7, но я не понимаю, как белые могли объявить шах слоном!
- Неплохо, Ватсон, совсем неплохо! Я вижу, вы начинаете думать. Но почему сохраняете привычку забывать, что ходом может быть взятие фигуры противника?
После этого, разумеется, я всё понял.
- Правильно, Холмс, правильно (хорошо хоть не добавил "конгениально"_Прим.С.Нихт) Последним своим ходом королем с а7 черные взяли белую фигуру на а8. Перед этим данная фигура должна была открыть диагональ g1-a7 для шаха слоном. Какая это была фигура? Да очевидно, что конь, который мог попасть с b6 на а8. Следовательно, своим последним ходом черные переместились королем с а7 на а8, взяв белого коня.
- Правильно, - сказал Холмс.
Внезапно мне пришла в голову новая мысль (очень интересно! Правда_Прим.С.Нихто):
- Холмс, - спросил я, - было ли необходимо указывать в этой задаче, с какой стороны играют белые?
- Конечно, - ответил Холмс. - Если бы у нас не было этой информации, было бы возможным второе решение: проходная белая пешка была только что превращена в слона.

==

Несколько минут спустя я спросил:
- Холмс, все ли решения ретроспективных задач начинаются с рассмотрения того, каким был последний ход?
- О, нет, - ответил Холмс. - Во многих таких задачах невозможно определить, каким был последний ход. Тем не менее, можно определить ход или последовательность ходов, сделанных когда-то ранее в данной партии, но нельзя сказать, когда они были сделаны, и это не имеет значения для решения данной задачи.
- Вы можете привести пример? - спросил я.
Холмс на мгновение задумался и построил следующую позицию:
Изображение
Вопрос: На каком поле был взят белый ферзь?

(Ответы, пожалуйста, в тему Шахматы. Спасибо!)
"Снова бьются стёкла..." (с)
"Пшел вон, алкаш" (с) Helena
"А на земле всей был БЫ мир - но если главный командир..." (с)
Аватар пользователя
Элси Р.
 
Сообщений: 10904
Зарегистрирован:
09 дек 2010, 21:24

Re: Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Сообщение Элси Р. » 03 дек 2017, 17:08

Холмс на мгновение задумался и построил следующую позицию:
Изображение
- Вопрос: на каком поле был взят белый ферзь?
Я смотрел на позицию и рассуждал следующим образом:
- Я вижу, Холмс, что белые потеряли ферзя, обоих слонов и коня. Можно сказать, что две фигуры были взяты черными пешками на е6 и h6; первая из них била с d7 на е6, а вторая - с g7 на h6. Ни один из белых слонов не мог попасть на эти квадраты, так как слон с1 заперт пешками b2 и d2, а слон f1 - пешками е2 и g2.
- Хорошо, Ватсон, - прервал меня Холмс. - Я рад, что вы сами смогли это понять.
- Элементарно, дорогой Холмс, - пошутил я. - Однако я боюсь, что это мое рассуждение мало поможет мне в дальнейшем. Хорошо, теперь понятно, что фигурами, сбитыми на е6 и h6 были ферзь и конь. Значит, ферзь был взят либо на е6, либо на h6, но я не понимаю, почему ферзь не мог быть взят на любом из этих полей, а конь - на другом.
- Хорошо, - сказал Холмс, - я дам вам некоторые подсказки в форме вопросов. Одна из главных вещей в решении таких задач - поиск правильных вопросов, которые нужно задать себе. Итак, какая фигура была взята белой пешкой на b3?
- Очевидно, что черный слон.
- Какое его домашнее поле?
- Ясно, что с8, так как слон с f8 ходит только по черным клеткам.
- Правильно. Теперь возникает решающий вопрос. Какая фигура была взята первой: белый ферзь или черный слон?
Я не нахожу ответа.
- Ну, тогда поставим вопрос по-другому. Белый ферзь был взят до или после того, как белая пешка взяла слона на b3?
Я снова посмотрел на позицию и начал понимать, в чем дело.
- Белый ферзь, - сказал я, - вышел на пространство доски через поле а2, значит, пешка сначала взяла фигуру противника на b3, освобождая своему ферзю путь. Поскольку пешка взяла белопольного слона, значит белопольный слон был взят раньше ферзя.
- Точно, - сказал Холмс. - Разве это не решает задачу?
- Я не вижу как.
- Ну хорошо, тогда я думаю, что нужно задать себе следующий вопрос. Слон, вышедший с с8, был взят до или после того, как была взята фигура на е6?
- Сначала черная пешка взяла белую фигуру на е6, освободив путь своему слону.
- Правильно, - сказал Холмс. - Теперь у вас в руках все части загадки, Ватсон. Вам просто нужно соединить их.
- О, теперь я понимаю, - сказал я. - Белая фигура на е6 была взята раньше, чем черный слон вышел с с8 и был взят на b3, что, в свою очередь, произошло раньше, чем белый ферзь вышел с домашнего поля через а2 и был взят. Следовательно, белый ферзь был взят не на е6. Другими словами, последовательность была такой: сначала конь был взят на е6, затем черный слон вышел и был взят на b3, затем вышел белый ферзь, который и должен быть фигурой, взятой на h6. Итак, ферзь был взят на h6.
- Очень хорошо, Ватсон, - ободряюще сказал Холмс. - Я полагаю, что, набравшись еще немного опыта, вы сможете проводить ретроспективный анализ.
"Снова бьются стёкла..." (с)
"Пшел вон, алкаш" (с) Helena
"А на земле всей был БЫ мир - но если главный командир..." (с)
Аватар пользователя
Элси Р.
 
Сообщений: 10904
Зарегистрирован:
09 дек 2010, 21:24

Re: Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Сообщение Элси Р. » 03 дек 2017, 21:38

Глава 4. КАКОЙ ЦВЕТ?

Однажды я спросил Холмса:
- Всегда ли в ретроспективном анализе нужно определить направление, последний ход или поле, на котором была взята указанная фигура?
- О, вовсе нет, - ответил Холмс. - Возникающие иногда вопросы намного увлекательнее и эксцентричнее этих.
- Вы можете привести пример? - спросил я.
Холмс на мгновение задумался.
- Он недостаточно прост для того, чтобы вы его сейчас поняли... Но, постойте! Я только что подумал об идеальной задаче для вас!
С необычно веселым видом он поставил на доску несколько фигур.
- Подождите, Ватсон, позиция еще не завершена! - сказал Холмс, доставая с полки маленькую коробочку, которая часто привлекала мое внимание. - У меня много раз было чувство, что вы готовы спросить, что в этой коробочке, но вы молчали из вежливости, не так ли?
- Ну да, Холмс, - признался я, - я много раз гадал, что лежит в этой коробочке.
- Так давайте сейчас и посмотрим, Ватсон!
С видом озорного ребенка или театрального фокусника он медленно и даже мелодраматично открыл коробочку и вынул оттуда пешку. По своей форме она была идентична пешкам из шахмат Холмса, но при этом была наполовину белой и наполовину черной.
- Боже, откуда вы ее взяли? - засмеялся я.
- О, Ватсон, я храню ее как напоминание о маленькой задаче, которую я готов вам сейчас показать.
Сказав это, Холмс поместил загадочную пешку на g3, и получилась следующая позиция:

Изображение

- В этой партии, - сказал Холмс, - ни одна фигура или пешка не ходила с белого поля на черное или с черного на белое. Вопрос: какого цвета пешка на g3?
- Это просто, - пошутил я. - Пешка на g3 белая и черная!
- Нет, серьезно, - засмеялся Холмс, - какого цвета пешка - белого или черного - должна быть на g3, чтобы позиция была совместима с заданными условиями?
Я посмотрел на доску, но не увидел никакого ключа к решению. Внезапно меня поразила следующая мысль:
- Вы сказали, что ни одна фигура не ходила с поля одного цвета на поле другого цвета. При таких условиях, как вообще могли ходить кони?
- Неплохо, Ватсон, неплохо! Очевидно, что они и не ходили!
- Что же с ними случилось? ("Она утонула", блин!_Прим.С.Нихто)
- Ясно, что они были взяты на своих исходных полях.
Это выглядело, мягко говоря, странной шуткой, но не выходило за пределы возможного.
- Это подсказка к решению? - спросил я.
- Нет, Ватсон, не для этой задачи, хотя такая ситуация действительно фигурирует в некоторых других задачах подобного типа.
- Тогда я в тупике и не вижу никакого ключа к решению.
- Ключом, - заметил Холмс, - является позиция белого короля.
- Белый король! - воскликнул я. - Он мог прийти с любого из четырех полей: а3, а5, с5 или с3.
- Да, да, - сказал Холмс, - но как он мог покинуть свое домашнее поле е1?
Я в растерянности смотрел на позицию. Король не мог уйти через черные поля d2 или f2, поскольку занимающие их пешки еще не двигались. И, разумеется, он не мог уйти через поля d1, e2 или f1, так как они были белыми. Как же он мог уйти с домашнего поля? И тогда я понял.
- Белые сделали рокировку, - сказал я победоносно.
- Прекрасно, Ватсон! Это была длинная или короткая рокировка?
- Короткая, - сказал я, подумав минуту.
- Почему? - спросил Холмс.
- Если бы рокировка была длинной, ферзевая ладья должна была бы перейти с черного поля а1 на белое поле d1.
- Всё лучше и лучше! - воскликнул Холмс. - Разве это не раскрывает тайну нашей маленькой пешки?
- Я не понимаю, каким образом, Холмс, - ответил я, но внезапно всё понял. - Король мог попасть из g1 в свою настоящую позицию только через поля h2 и g3. Если на g3 белая пешка, то она должна была перейти с h2, и король бы не смог пройти! Значит, загадочная пешка должна быть черной.
- Теперь, Ватсон, - сказал Холмс, - вы действительно начинаете улавливать смысл ретроспективного анализа.
"Снова бьются стёкла..." (с)
"Пшел вон, алкаш" (с) Helena
"А на земле всей был БЫ мир - но если главный командир..." (с)
Аватар пользователя
Элси Р.
 
Сообщений: 10904
Зарегистрирован:
09 дек 2010, 21:24

Re: Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Сообщение Элси Р. » 04 дек 2017, 19:33

Глава 5. ДРУГАЯ ПРОБЛЕМА ОДНОЦВЕТНОСТИ

- Монохроматическими задачами, Ватсон, я называю задачи типа той, которую мы только что рассмотрели, то есть те, в которых ни одна фигура не может ходить с белого поля на черное или наоборот. Такая монохроматичность иногда приводит к наиболее причудливым воображаемым ситуациям. Вот позиция, в которой сам вопрос может вызывать шок:

Изображение

В этой партии ни одна фигура не ходила с белого поля на черное, или наоборот. Более того, белый король сделал менее 14 ходов. Докажите, что имело место превращение пешки в фигуру.
- Вот это уж действительно слишком, Холмс! - у меня даже открылся рот от изумления.
Холмс был доволен моей реакцией.
- Нет, Ватсон, у этой задачи действительно есть решение.
- Так дайте мне хоть какой-нибудь ключ к разгадке, - попросил я.
- Я уже дал его вам.
- Когда? - спросил я озадаченно.
- В предыдущей задаче. Вспомните наш разговор о том, что случилось с конями.
Я не буду детально описывать наш дальнейший диалог, а просто сообщу вам решение, извлеченное Холмсом из меня с помощью ряда сократических вопросов.
Четыре коня были взяты на своих домашних полях. Какие же фигуры взяли их? Совсем нетрудно это сказать о белых конях и черном коне на g8. Единственная проблема связана с конем на b8. Какая белая фигура могла взять его? Это не мог быть ферзь с d1, поскольку он ходит только по белым полям. Это не мог быть слон с с1, так как пешки на b2 и d2 не двигались. Разумеется, это не мог быть и слон с f1, так как он ходит по белым полям. Следовательно, если конь на b8 был взят ферзем или слоном, взявшая его фигура должна была быть получена превращением проходной пешки. Если он был взят пешкой, то она должна была превратиться в фигуру! Далее, конь не мог быть взят белым королем, так как королю потребовалось бы не менее 14 ходов, чтобы вернуться назад. И, конечно, он не мог быть взят белым конем, так как кони вообще не могут двигаться. Остается рассмотреть последнюю возможность - ходы ладьей. Не был ли черный конь взят ладьей с а1? Это самая привлекательная часть задачи. Дело в том, что ладьи - поскольку каждая из них привязана к одному цвету - могут перемещаться только на четное число полей вперед, назад или вбок. В частности, ладьи с а1 и h1 никогда не могут быть на второй, четвертой, шестой или восьмой горизонтали! Следовательно, если черный конь был взят ладьей, то она была получена превращением проходной пешки. Все возможности исчерпаны, и мы видим, что каждая из них предполагает замену проходной белой пешки на фигуру. Задача решена.
"Снова бьются стёкла..." (с)
"Пшел вон, алкаш" (с) Helena
"А на земле всей был БЫ мир - но если главный командир..." (с)
Аватар пользователя
Элси Р.
 
Сообщений: 10904
Зарегистрирован:
09 дек 2010, 21:24

Re: Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Сообщение Элси Р. » 10 дек 2017, 20:18

Глава 6. ВОПРОС ВЫЖИВАНИЯ

Последняя задача, предложенная мне Холмсом в тот день, была тоже монохроматичной.
- Прежде, чем мы оставим в стороне монохроматичность, Ватсон, - сказал Холмс, - я хочу, чтобы вы рассмотрели еще одну задачу. Она уникальна во многих аспектах. Ее решение вовсе не "сложно" - в его основе лежит единственная простая идея. Однако к этой идее невозможно прийти путем любого сложного рационального процесса - ее можно постичь только в единичном интуитивном акте.
В полном недоумении я смотрел, как Холмс выстраивает следующую позицию:
Изображение
Белый слон был поставлен точно на границе полей е3 и е4. Считая это недосмотром, я готов был передвинуть слона, но Холмс остановил меня.
- Нет, нет, Ватсон! Именно в этом вся проблема! На каком поле, е3 или е4, стоит слон, если эта партия была монохроматичной?
Я безнадежно опустил взгляд, а Холмс продолжал говорить, получая явное удовольствие от своих слов.
- Эта задача так прекрасна своей приятной абстрактностью! - восторженно сказал он. - Конечно, если это вам чем-то поможет, я готов заменить белого слона черным. На его месте могли бы быть пешка, ладья или ферзь - это не имеет значения! Вместо использования указанных полей, - продолжал он с возрастающим энтузиазмом, - я мог бы поставить фигуру на границу любых двух смежных полей. Фактически, они даже не должны быть смежными, они только должны быть разного цвета! - добавил он победоносно. - Я мог бы даже убрать слона с доски и переформулировать задачу следующим образом. Есть ли в этой монохроматической партии еще одна фигура на доске? На поле какого цвета она стоит?
Эта информация так "помогла" мне, что я еще больше расстроился.
- Вот что, Ватсон, - продолжал Холмс слегка озорным тоном, - я дам вам подсказку! Когда я был мальчиком, кто-то рассказал мне сказку про льва и медведя. Они яростно дрались, пока не уничтожили друг друга. В конце концов, один съел другого, и не осталось вообще ничего!
- Это подсказка? - изумился я.
Холмс, который, возможно, и не услышал меня, продолжал говорить.
- Хотя я и был весьма молод тогда, моего обыденного знания закона сохранения материи было достаточно для того, чтобы понять абсурдность ситуации!
- И это подсказка? - повторил я (да, Ватсон, да. Сериал "Горец" в детстве надо было смотреть. "Остаться должен только один!"_Прим. С.Нихто).
- Ну да, Ватсон, если правильно посмотреть на нее! - продолжал Холмс с необычным жаром. - Неужели вы не видите, что если бы слон был на поле не того цвета, возникла бы точно такая же невозможная ситуация! Предположим, что слон был на белом поле. Тогда какая фигура, расположенная на одном из черных полей, могла взять последнюю фигура на черном поле? Очевидно, что не белый король и не пешки, поскольку они никогда не ходили! Представим дело следующим образом. Подумайте об армии черных фигур на черных полях и армии белых фигур на черных полях, так сказать, "уничтожающих" друг друга. По меньшей мере одна из них должна выжить! Чем может быть эта фигура? Только слоном! Следовательно, слон стоит на черном поле.
Я был в полном восторге.
- Действительно, Холмс, это наиболее замечательная задача из всех, предложенных мне вами! Кто автор этого шедевра?
- Мориарти, - последовал крайне неожиданный ответ.
- О боже, нет! - вздохнул я.
- О да, Ватсона! И это не очень удивительно, знаете ли. Данной задаче присуща дьявольская простота, столь характерная для натуры Мориарти.
Несколько минут мы молчали. Я вспоминал те последние драматические дни, завершившиеся смертельной схваткой Холмса с Мориарти над пропастью. Холмс явно читал мои мысли.
- Конечно, Ватсон, это выглядело так, что лев и медведь близки к тому, чтобы пожрать друг друга, и тогда не останется ничего... Тем не менее, - добавил он со странной улыбкой, - оказалось, что лев выжил (ну да, не Агата Кристи, в конце концов. "И никого не стало"_Прим. С.Нихто).
"Снова бьются стёкла..." (с)
"Пшел вон, алкаш" (с) Helena
"А на земле всей был БЫ мир - но если главный командир..." (с)
Аватар пользователя
Элси Р.
 
Сообщений: 10904
Зарегистрирован:
09 дек 2010, 21:24

Re: Рэймонд Смаллиан. Шахматные тайны Шерлока Холмса

Сообщение Элси Р. » Вчера, 03:42

Глава 7. ТАЙНА ОТСУТСТВУЮЩЕЙ ПЕШКИ

- Помните, Холмс, - сказал я однажды, - знакомя меня с ретроспективным анализом, вы сказали, что эти задачи варьируются от самых элементарных до очень сложных?
- Да, я хорошо это помню.
- Так не зададите ли вы мне трудную задачу?
Холмс посмотрел на меня с выражением приятного удивления.
- Ваш энтузиазм похвален, в высшей степени похвален. Однако, знаете ли, мой мальчик, прежде, чем бежать, вам нужно научиться ходить!
Судьба распорядилась так, что мне не пришлось долго ждать, чтобы увидеть, как Холмс демонстрирует свою удивительную способность анализировать крайне сложную ситуацию. Это случилось абсолютно неожиданно и спонтанно.
Спустя два дня я встал поздно и застал Холмса за завтраком с письмом в руке.
- Доброе утро, Ватсон, - сказал он, протягивая мне письмо.
Я внимательно прочел письмо. Это было приглашение от сэра Реджинальда посетить то, что он называл "неформальным собранием", которое должно было состояться пару вечеров спустя в его поместье в Саррее. Он извинялся за то, что поздно послал приглашение, но при этом подчеркивал "неформальность" случая и заканчивал словами: "Итак, если вы и доктор Ватсон потрудитесь зайти, мы будем рады видеть вас".
Мы пошли. Собрание оказалось гораздо многолюднее, чем можно было ожидать, и мы мало виделись с сэром Реджинальдом в тот вечер. Однако произошел приятный случай - Холмс дал такое изумительное представление, о котором я не забуду никогда.
Я буквально жаждал увидеть библиотеку сэра Реджинальда, поскольку недавно узнал, что наш гостеприимный хозяин владеет необычной и знаменитой коллекцией редких книг, а я в некотором смысле библиофил (он так сказал, как будто это что-то плохое_Прим. С.Нихто). Когда мы с Холмсом вошли в библиотеку, там были только двое очень непохожих друг на друга джентльмена ("Определенно, библиофилы", - подумал Штирлиц_Прим. С.Нихто), глубоко погруженных в шахматную игру в дальнем конце комнаты.
- Можно ли нам войти без приглашения? - спросил Холмс, когда мы двинулись по направлению к играющим (блин! Да вы же уже вошли. Раньше надо было спрашивать_Прим. С.Нихто).
- Да, конечно (неожиданно!_прим. С.Нихто), - ответил приятным голосом один из джентльменов, поднимая руку.
Когда мы подошли к доске, - скорее, следует сказать, к шахматному столику, - позиция была следующей:

Изображение 10(11) - 10 (11)

На h4 вместо шахматной фигуры лежал шиллинг.
- Могу ли я спросить, - задал я вопрос, - почему вы используете шиллинг вместо фигуры?
- Да это дети, дети сэра Реджинальда играли с шахматами сегодня после полудня, - ответил тот же джентльмен, - а самый младший рассеянно выбежал из комнаты с одной из фигур и потерял ее где-то в этом громадном, беспорядочно выстроенном доме. Я понимаю, что слуги уже часами ищут ее, но она не найдена до сих пор.
- Несомненно, ее найдут, - сказал Холмс. - А что это за фигура?
К моему удивлению второй джентльмен - явно старший из двоих - сказал:
- Вы случайно не мистер Шерлок Холмс?
- Ну да, - ответил мой друг.
- А это, я полагаю, ваш друг доктор Ватсон?
- Да, - признался я (Зря! Я бы не признался!_Прим. С.Нихто).
- Как приятно встретить вас, - сказал джентльмен с неподдельным энтузиазмом. - Разрешите представиться - Артур Палмерстон, а это мой брат Роберт. Мы оба, знаете ли, большие ваши поклонники!
- Как вы узнали, что я Холмс? - спросил мой друг.
- Тайны в этом нет; вообще никакой тайны нет, - засмеялся мистер Палмерстон (который из двух? - задумчиво подумал Штирлиц_Прим. С.Нихто). - При данных обстоятельствах не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы узнать Шерлока Холмса.
- При данных обстоятельствах? - спросил Холмс.
- Мистер Холмс, - продолжил джентльмен, - вы помните художника Джозефа Адлера?
Холмс на мгновение нахмурил брови.
- Да, - вспомнил он, - однажды я встретил его в пабе около шести месяцев тому назад. Мистер Адлер карикатурист, я полагаю?
- О да, конечно! - ответил Палмерстон. - Он самый великолепный карикатурист. Вчера во время ланча разговор зашел о вас. Он взял старый лист коричневой бумаги и нарисовал небольшой шарж на вас (На коричневой бумаге! Как мило!_Прим. С.Нихто). Такого сходства с оригиналом я не видел никогда! Надеюсь, я буду иметь удовольствие когда-нибудь показать вам этот рисунок, мистер Холмс. Несмотря на излишек характерных особенностей внутреннее сходство поистине фантастично! Полагаю, я узнал бы вас в любом месте земного шара ("Из Холмса очень плохой разведчик", - грустно подумал Штирлиц_Прим. С.Нихто)!
- А! - сказал Холмс. - Однако, мистер Палмерстон, вы так и не сказали, какая шахматная фигура отсутствует.
- Если вы действительно Шерлок Холмс, - шутя ответил на это Палмерстон, - вы могли бы сказать нам, какая фигура отсутствует!
- Это вряд ли хороший тест, сэр, - невозмутимо и добродушно сказал Холмс. - Если из данной позиции логически выводимо, какая фигура отсутствует, я мог бы это сделать. Но, видите ли, лишь в одном случае из ста в реальной партии может сложиться позиция, которая может быть подвергнута ретроспективному анализу.
- В этом случае, - ответил старший Палмерстон (а до этого мы с каким Палмерстоном говорили? С молодым, что ли? Ну-ну!_Прим. С.Нихто), - я готов поставить сто шиллингов против одного, что вы не угадаете, какая фигура отсутствует.
Холмс на мгновение задумался.
- На самом деле, джентльмены, - сказал он, - это нечестное пари - то есть нечестное по отношению к вам. Ведь я могу просто угадывать, какая фигура отсутствует; поскольку я мог бы правильно угадать с вероятностью один из десяти, а вы предлагаете мне сто к одному, принять такое пари было бы нечестно с моей стороны.
- Я хотел сказать, - продолжал Палмерстон, - что ставлю сто против одного за то, что вы не сможете сказать нам, какая фигура отсутствует, и доказать, что на доске должна быть именно она.
Холмс подумал минуту и сказал:
- Я не любитель пари, мистер Палмерстон, но эта задача меня интригует. Хорошо, я принимаю пари! Однако сколько времени вы мне даете на размышление?
- А сколько времени вам нужно? - спросил Палмерстон.
- Тридцать минут - разумный срок?
- Прекрасно, - ответил Палмерстон. - Фактически, мы с братом немного устали от долгого сидения за столиком и получасовая прогулка вне дома была бы для нас полезна. Когда мы вернемся, мистер Холмс, уверяю вас, что я буду доволен, если вы выиграете пари!
Сказав это, он покинул библиотеку в сопровождении брата (было бы удивительно, если бы сестры_Прим. С.Нихто).
Как только братья Палмерстоны вышли, Холмс начал изучать позицию с видом жаждущего хищника (слава богу, хоть не являющегося_Прим. С. Нихто). Задача показалась мне слишком сложной (с чего бы это?_Прим. С.Нихто), и я стал прохаживаться вдоль полок с книгами (ну ходи, ходи, библиофил. Только ноги, смотри, не натри_Прим. С.Нихто). Что это была за библиотека! Хвалебные отзывы о ней, которые я слышал, вовсе не были преувеличением. Например, здесь было первое издание Характеристик преподобного Энтони Купера, графа Шефтсбери, вышедшее в 1710 г. Эта книга давно исчезла из продажи (удивительно, правда?_Прим. С.Нихто) и была исключительной редкостью в любом издании. Я устроился поудобнее для приятного получасового чтения (ну да, через 20 минут он вернется, как сказал бы Штирлиц_Прим. С.Нихто). Однако ровно через 15 минут прозвучал победный голос Холмса: "Я понял, Ватсон, я это понял! Я не могу ждать, пока вернутся джентльмены (так срочно понадобились 100 шиллингов, что ли?_Прим. С.Нихто)!"
Однако случилось так, что они вернулись не пятнадцать, а пять минут спустя (и это хорошо! А то бы Холмс всю башку об камин бы разбил_Прим. С.Нихто).
- Не тревожьтесь, Холмс, - сказал старший (брат) Палмерстон, - у вас есть еще десять минут. Или наше присутствие помешает вам (хм, что может помешать Холмсу, когда речь идет о ста шиллингах? Наивный чукотский брат Лоры Палмерстон_Прим. С.Нихто)?
- Вовсе нет, джентльмены, - ответил Холмс, - фактически, я уже решил вашу легкую задачу.
- Неужели! - воскликнул Палмерстон с неподдельно радостным удивлением. - Это прекрасно! Мы с Робертом обсуждали ситуацию на улице (обсуждали на улице? Или ситуация была на улице?_Прим. С.Нихто). Как вы сейчас должны понимать, Холмс, мы оба играли свободно и нестандартно (да чоужтам? Давайте скажем прямо: как дебилы вы играли_Прим. С.Нихто), но, разумеется, по правилам. Однако мы решили, что достаточно хорошо скрыли свои странные ходы (так я не понял. Они в шахматы играли или ходы странные прятали? Очень подозрительные сэры. Надо их на допинг проверить_Прим. С.Нихто), и вам не удастся их обнаружить.
- Только второстепенные ходы, - сказал Холмс, - а главные остались на виду; и их достаточно для раскрытия этой тайны.
Мы трое подсели за шахматный столик, а Холмс вел свою речь с видом профессора (Мориарти_Прим. С.Нихто), читающего лекцию студентам (на берегу Ниагарского водопада_Прим. С.Нихто).
- Первый ключ к решению, - начал он, - шах от ладьи на d7. Как белые могли объявить этот шах? Это озадачило меня на минуту, пока я не понял, что белые взяли пешкой с7 фигуру на d8 и превратили пешку в ладью.
- Да, - хихикнул Роберт Палмерстон, - это был один из моих эксцентричных ходов ("сказочый долпопеп! Зачем его только выпустили из сумасшедшего дома?" (с)_Прим. С.Нихто).
- Ну тогда, - продолжал Холмс, - спрашивается, какую черную фигуру взяла пешка на d8? Она не могла быть ладьей, объявляющей шах белому королю - ведь она не могла попасть на это поле, чтобы объявить шах. Ни одна черная фигура - даже если отсутствующая черная - не могла покинуть одно из полей е8, f8 или g8, вскрыв шах белому королю на h8. По таким же причинам она не могла быть и ферзем.
- Минуточку, - необдуманно прервал я Холмса, - а почему она не могла быть ферзем, пришедшим по диагонали с b6?
- Потому, - ответил он, - что перед тем, как взять фигуру, белая пешка была на с7.
Я почувствовал свою глупость и решил больше не прерывать его.
- Следовательно, - продолжал Холмс, - взятая фигура должна была быть конем или слоном.
- Минуточку, - снова сказал я, совсем забыв о своем решении, - как это мог быть черный конь, если их уже два на доске?
- Ох, Ватсон, - сказал Холмс с оттенком раздражения, - почему вы всё время забываете о возможности превращения пешки в любую фигуру!
Почувствовав себя еще глупее, чем прежде, я опять решил молчать.
- Разумеется, это мог быть конь, - продолжал Холмс. - Только в этом случае он или один из двух других коней должен был получиться из проходной пешки.
При этом Артур Палмерстон слегка побледнел по непонятной причине.
- С другой стороны, - продолжал Холмс, - если это был слон, то он тоже должен был быть получен из проходной пешки.
- Почему? - снова не сдержался я.
- Потому, - ответил Холмс на этот раз более мягко, - что первичный слон был взят на своем домашнем поле f8, так как пешки с е7 и g7 еще не ходили.
- О, конечно! - сказал я.
- Итак, - продолжал Холмс, - теперь я знал, что ранее в этой партии черная пешка тоже была превращена в фигуру.
- Это изумительно, - сказал Артур Палмерстон. - Я действительно заменял пешку фигурой, и это был один из моих эксцентричных ходов. Мы с Робертом предвидели, что вы узнаете о замене белой пешки на ладью, но я удивлен, что вы нашли способы узнать и о произведенной мной замене.
- Они элементарны, - сказал Холмс, - действительно элементарны. Интересная часть анализа еще впереди. А на этом этапе я мог сделать вывод, что отсутствующая фигура должна быть белой.
- Как? - спросил Роберт Палмерстон.
- Она не может быть черной ладьей или ферзем, поскольку в этом случае оба короля одновременно находились бы под шахом.
Я понял.
- Она не могла быть черной пешкой, поскольку отсутствует только одна черная пешка, а мы знаем, что она была превращена в слона или коня. И наконец, она не может быть ни другим черным конем, ни слоном с f8, ни еще одним слоном, полученным из пешки, так как на доске нет только одной черной пешки. Следовательно, неизвестная фигура должна быть белой!
- Блестяще! - сказал Роберт Палмерстон.
- Теперь начинается трудная часть анализа, - продолжал Холмс. - Какая это фигура? Очевидно, что это не пешка, так как единственная отсутствующая белая пешка была превращена в ладью. Следовательно, отсутствует либо ферзь, либо ладья, либо слон, либо конь - но что именно? Сначала я попытался исключать возможности одну за другой, но это не помогло, и я уже с грустью подумал, что проблема может оказаться неразрешимой. Однако меня вдруг осенила идея! Если бы она сработала - а она действительно сработала - я смог бы исключить три возможности из четырех одним махом!
Сначала я спросил себя, какая из черных пешек была превращена в фигуру. На это легко ответить. Пешка а6 переместилась с b7, а пешки с5 и d6 должны были переместиться с с7 и d7, значит, пешка с4 должна была прийти с f7. Следовательно, отсутствующая на доске пешка вышла с h7. Затем я спросил себя, на каком поле эта пешка превратилась в фигуру. Это тоже было легко определить. Она не могла двигаться прямо по вертикали h, так как белая пешка h2 еще на месте. Значит, эта черная пешка делала взятие по крайней мере один раз. Она не могла сделать более одного взятия, так как на доске 11 белых фигур, включая отсутствующую. Значит, недостает пяти белых фигур. Одна из них была взята пешкой на а6, еще три были взяты пешкой с4, вышедшей с f7. Итого получается четыре взятых фигуры из пяти; значит, пешка с h7 не могла сделать более одного взятия. Следовательно, она взяла в точности одну фигуру и сама превратилась в фигуру на g1.
- Вы знаете, - прервал Холмса Артур Палмерстон ("денег я вам не дам! Это баловство!"(с) Шутка!_Прим. С.Нихто), - возникает жуткое ощущение, что чьи-то прошлые ходы точно прослеживаются с помощью жесткой логики.
- Ну, - засмеялся Холмс, - этому уже близится конец, и наступает самая тонкая часть всего анализа! Меня вдруг почему-то заинтересовал следующий вопрос. Известно, что пешка, вышедшая с h7, взяла белую фигуру где-то на вертикали g, но на каком поле? На первый взгляд, это могло бы произойти на g2, позади белой пешки g3. Но должно ли такое предположение быть истинным? Не могла ли пешка g3 на самом деле прийти с поля f2, оставив вертикаль g свободной для проходной черной пешки? Допустим, что пешка g3 действительно перешла с f2. Тогда она взяла одну фигуру. Это значит, что пешка на d8 (имеющая сейчас вид ладьи) должна была прийти с g2, взяв по дороге пять фигур: четыре - чтобы попасть с g2 на c7 и пятую - чтобы попасть с с7 на d8. Значит, при этом было взято всего шесть черных фигур. Поскольку на доске не хватает именно шести черных фигур, на первый взгляд, такое кажется возможным.
- А почему это не должно быть возможным? - спросил я.
- Ах, Ватсон, - уже почти жестко ответил Холмс, - нужно помнить, что черный слон f8 не ходил и был взят на своем домашнем поле!
- Разумеется, - сказал я.
- Итак, джентльмены, такая возможность включает в себя в точности на одно взятие больше. Значит, пешка g3 не перемещалась с f2. Следовательно, проходная черная пешка действительно делала взятие h3:g2.
- Почему вы уделяете так много внимания этой детали? - спросил я. - Она действительно имеет отношение к делу?
- Отношение к делу! - почти крикнул Холмс. - Отношение к делу! Да она решает всю проблему! - воскликнул он победоносно.
- Как? - спросил я (когда-нибудь Холмс его точно прибьет_Прим. С.Нихто).
- Да потому, что g2 - белое поле. Значит, проходная черная пешка сделала свое единственное взятие на белом поле. Пешка а6 тоже сделала взятие на белом поле и пешка с4 все свои три взятия тоже сделала по белым полям. Значит, все пять белых фигур были взяты на белых полях. Единственной отсутствующей белой фигурой, которую невозможно взять на белом поле, является белый чернопольный слон с с1. Если неизвестная фигура на h4 - не этот белый слон, то он должен быть одной из пяти фигур, взятых на белых полях. А это невозможно. Следовательно, джентльмены, ваша загадочная фигура - белый слон.
Мы все трое сидели в полном молчании. Это был один из самых великолепных фрагментов логической дедукции, которые я когда-либо видел. Каким бы удивительным ни было это всё для меня, я мог хорошо представить себе, какое потрясение это вызвало у игроков, которые всё время знали, что потерян именно белый слон. По приятной иронии судьбы, в то самое мгновение в комнату торжественно вступил дворецкий с белым слоном в руке, которого он поставил на столик, провозгласив: "Белая фигура найдена, джентльмены".
"Снова бьются стёкла..." (с)
"Пшел вон, алкаш" (с) Helena
"А на земле всей был БЫ мир - но если главный командир..." (с)
Аватар пользователя
Элси Р.
 
Сообщений: 10904
Зарегистрирован:
09 дек 2010, 21:24


Вернуться в Курилка

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6